Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Сергей Кургинян о Венесуэле и блокаде Ленинграда

Лидер движения «Суть времени» Сергей Кургинян о попытке смещения президента Венесуэлы Николаса Мадуро и памяти о блокадном Ленинграде.

https://www.youtube.com/watch?v=ZpTqZl36XCY

Сталин-отец, Довженко и фильм «Аэроград»



Мне кажется, что все, что связано с небом, полетом — было для Довженко метафорой того, что происходило в молодой Советской России. Это видно не только по фильму Аэроград, но и по другим тоже. Что же касается именно этого фильма, то тут, на мой взгляд, небо символизирует не только победы советского государства и победы человеческого духа вообще, но еще и какую-то большую мечту. Мечту о новом человеке, о новом мире. Мечту и предвкушение того, каким фантастическим образом изменится мир под натиском воли могучих и сильных людей, которые могут потеснить и тайгу, и океан, чего никто и никогда до них не осмеливался сделать. Поэтому фильм «дышит» духом той эпохи — духом действительно сильных людей и огромных свершений и устремленности к мечте.
Collapse )

Поделитесь этой публикацией в соцсетях:

Ответ на вопрос о коммунизме и коммунах



Один из пользователей оставил такой комментарий:



Под «фильмом» имеется ввиду сюжет в программе «Вести» о коммуне «Александровская слобода» движения «Суть времени». Я решил дать объемный ответ и оформить его в виде отдельного поста (в той части, в которой он носит характер общих рассужденей), т.к. затронута интересная, на мой взгляд, тема.
Collapse )

Поделитесь этой публикацией в соцсетях:

А. Блок. «Возмездие»

Поделитесь этой публикацией в соцсетях:

Александр Блок (1880—1921). «Возмездие» (1921, отрывок)

Век девятнадцатый, железный,
Воистину жестокий век!
Тобою в мрак ночной, беззвездный
Беспечный брошен человек!
В ночь умозрительных понятий,
Матерьялистских малых дел,
Бессильных жалоб и проклятий
Бескровных душ и слабых тел!
С тобой пришли чуме на смену
Нейрастения, скука, сплин,
Век расшибанья лбов о стену
Экономических доктрин,
Конгрессов, банков, федераций,
Застольных спичей, красных слов,
Век акций, рент и облигаций,
И малодейственных умов,
И дарований половинных
(Так справедливей — пополам!),
Век не салонов, а гостиных,
Не Рекамье, — а просто дам...
Век буржуазного богатства
(Растущего незримо зла!).
Под знаком равенства и братства
Здесь зрели темные дела...
А человек? — Он жил безвольно:
Не он — машины, города,
«Жизнь» так бескровно и безбольно
Пытала дух, как никогда...
Но тот, кто двигал, управляя
Марионетками всех стран, -
Тот знал, что делал, насылая
Гуманистический туман:
Там, в сером и гнилом тумане,
Увяла плоть, и дух погас,
И ангел сам священной брани,
Казалось, отлетел от нас:
Там — распри кровные решают
Дипломатическим умом,
Там — пушки новые мешают
Сойтись лицом к лицу с врагом,
Там — вместо храбрости — нахальство,
А вместо подвигов — «психоз»,
И вечно ссорится начальство,
И длинный громоздко’й обоз
Воло’чит за собой команда,
Штаб, интендантов, грязь кляня,
Рожком горниста — рог Роланда
И шлем — фуражкой заменя...
Тот век немало проклинали
И не устанут проклинать.
И как избыть его печали?
Он мягко стлал — да жестко спать...

Двадцатый век... Еще бездомней,
Еще страшнее жизни мгла
(Еще чернее и огромней
Тень Люциферова крыла).
Пожары дымные заката
(Пророчества о нашем дне),
Кометы грозной и хвостатой
Ужасный призрак в вышине,
Безжалостный конец Мессины
(Стихийных сил не превозмочь),
И неустанный рев машины,
Кующей гибель день и ночь,
Сознанье страшное обмана
Всех прежних малых дум и вер,
И первый взлет аэроплана
В пустыню неизвестных сфер...
И отвращение от жизни,
И к ней безумная любовь,
И страсть и ненависть к отчизне...
И черная, земная кровь
Сулит нам, раздувая вены,
Все разрушая рубежи,
Неслыханные перемены,
Невиданные мятежи...
Что’ж человек? — За ревом стали,
В огне, в пороховом дыму,
Какие огненные дали
Открылись взору твоему?
О чем — машин немолчный скрежет?
Зачем — пропеллер, воя, режет
Туман холодный — и пустой?


 
Александр Блок
(1880—1921)

Русский поэт, писатель, публицист, драматург, переводчик, литературный критик. Классик русской литературы XX столетия, один из крупнейших представителей русского символизма.


Наверх 

Экзюпери. «Планета людей»

Поделитесь этой публикацией в соцсетях:

Антуан де Сент-Экзюпери (1900—1944). «Планета людей» (1938, отрывок)

Слишком много в мире людей, которым никто не помог пробудиться.

Несколько лет назад, во время долгой поездки по железной дороге, мне захотелось осмотреть это государство на колесах, в котором я очутился на трое суток. Около часу ночи я прошел весь поезд из конца в конец. Спальные вагоны пустовали. Пустовали и вагоны первого класса. А в вагонах третьего класса ютились сотни рабочих-поляков, их выслали из Франции, и они возвращались на родину. В коридорах мне приходилось переступать через спящих…

Сажусь напротив спящей семьи. Между отцом и матерью кое-как примостился малыш. Но вот он поворачивается во сне, и при свете ночника я вижу его лицо. Какое лицо! От этих двоих родился на свет чудесный золотой плод. Эти бесформенные тяжелые кули породили чудо изящества и обаяния. Я смотрел на гладкий лоб, на пухлые нежные губы и думал: вот лицо музыканта, вот маленький Моцарт, он весь — обещание! Он совсем как маленький принц из сказки, ему бы расти, согретому неусыпной разумной заботой, и он бы оправдал самые смелые надежды! Когда в саду, после долгих поисков, выведут наконец новую розу, все садовники приходят в волнение. Розу отделяют от других, о ней неусыпно заботятся, холят ее и лелеют. Но люди растут без садовника. Маленький Моцарт, как и все, попадет под тот же чудовищный пресс. И станет наслаждаться гнусной музыкой низкопробных кабаков. Моцарт обречен.

Я вернулся в свой вагон. Я говорил себе: эти люди не страдают от своей судьбы. И не сострадание меня мучит. Не в том дело, чтобы проливать слезы над вечно незаживающей язвой. Те, кто ею поражен, ее не чувствуют. Язва поразила не отдельного человека, она разъедает человечество. И не верю я в жалость. Меня мучит забота садовника. Меня мучит не вид нищеты, — в конце концов люди свыкаются с нищетой, как свыкаются с бездельем. На Востоке многие поколения живут в грязи и отнюдь не чувствуют себя несчастными. Того, что меня мучит, не излечить бесплатным супом для бедняков. Мучительно не уродство этой бесформенной, измятой человеческой глины. Но в каждом из этих людей, быть может, убит Моцарт.

Один лишь Дух, коснувшись глины, творит из нее Человека.

Антуан де Сент-Экзюпери
(1900—1944)

Известный французский писатель, поэт и профессиональный лётчик.

Экзюпери был почтовым летчиком, летчиком-испытателем, а также военным летчиком и корреспондентом. За участие в военных операциях во время Второй Мировой войны был награжден «Военным крестом». После поражения Франции эмигрировал в США, в 1943 вернулся и поступил на службу в ВВС. Погиб во время разведывательного полета.

Самыми известными литературными работами в биографии Антуана де Сент-Экзюпери являются повесть «Маленький принц» (1943) и сборник очерков «Планета людей» (1938). Удостаивался нескольких литературных премий.


Наверх 

Ликбез. Мнение и знание

Поделитесь этой публикацией в соцсетях:
Мнение (греч. δόξα) – суждение, выражающее чувственное отношение к чему-нибудь – оценку, взгляд и т.п.

В античной философии докса была противопоставлена логосу как истинному знанию. Считалось, что с помощью «очей разума» открывается подлинная реальность, а докса является «темным», «неразумным» знанием, искажающим истину. Согласно Демокриту, мнение принадлежит к «незаконнорожденному» знанию; у Платона и у Аристотеля – мнение – это нечто случайное, быстротекущее. В определении мнения изначально фигурирует внутреннее отрицание: указывается на наличие черт, прямо противоположных содержательным характеристикам логоса. Подмечается также и асимметричность в способах освоения реальности. Погруженность в практику жизни обеспечивает мнению конкретность, импульсивность, нестандартное «поштучное» существование, «следование» за реальностью, возможность бессловесной трансляции и др. Скептическое отношение к мнению повлияло на историческую судьбу «неинтеллигибельного» знания, которое вплоть до кон. 19 в. оставалось слабоизученным, не имело развернутых концепций. Такое положение объясняется не только приоритетом рацио, но и принципиальными трудностями, встающими на пути артикуляции мнения – неосознанных чувств, восприятий, намерений и др. компонент внерационального сознания.

Лишь в сер. 20 в. (в лингвистике обыденного языка) начался поворот, переломивший инерцию в отношении к мнению. Данные лингвистики, психо-, нейролингвистики и др. показали, что мнение самодостаточно и обладает возможностью особого жизнепонимания.

Автор:
Н.Т.Абрамова (1932) – д.ф.н. (1975), ведущий научный сотрудник Института философии РАН. Специалист в области философии и методологии науки, теории познания. Автор свыше 120 работ.

Источник:
http://iphras.ru/elib/1923.html
Новая философская энциклопедия (Институт философии РАН)

Знание – форма социальной и индивидуальной памяти, свернутая схема деятельности и общения, результат обозначения, структурирования и осмысления объекта в процессе познания.

Со времен элеатов, атомистов и Платона знание характеризуется через противоположность мнению. Глубокое, полное и совпадающее с объектом знание противопоставляется иному – поверхностному, фрагментарному и отклоняющемуся от подлинной реальности знанию, фактически лишаемому позитивного статуса и объявляемого заблуждением. Это – онтологическое (бытийственное) представление о знании как образе скрытой реальности, которое постольку состоятельно, поскольку совпадает с последней (теория корреспонденции). Использование вещных аналогий («копия», «слепок», «отпечаток», «отражение») обнаруживает истоки данного представления в сакральных верованиях симпатической магии, согласно которой подобное таинственно порождается подобным. Современные реалистические эпистемологии стремятся десакрализировать процесс «пересадки в голову» предметного содержания с помощью достижений нейрофизиологии и теории информации. Античный скептицизм и сократическая диалектика, напротив, связали знание в большей степени с методом его получения, чем с предметом-прототипом. Всякое мнение или убеждение нуждается в процедуре обоснования, чтобы обрести позитивный познавательный статус. Знание тем самым рассматривается не как связь ментального состояния с его прототипом во внешней реальности, а как согласованность элементов опыта между собой, выступающая в форме оправданного убеждения, связи высказывания, дискурсивной системы (теория когеренции). Такой подход, представленный в новое время картезианством и берклианством и означавший переход от онтологического к собственно теоретико-познавательному образу знания, дает возможность современным философам-аналитикам фактически редуцировать теоретико-познавательные проблемы к лингвистическим.

От Аристотеля ведет начало целый ряд представлений о знании, в том числе о знании как умении. Знать нечто (ремесло, язык, обряд) означает уметь практиковать, пользоваться, воспроизводить его. Знание рассматривается как схема деятельности и общения, как функция всякой человеческой активности (функционализм). Этот подход, представленный сегодня социологическими и прагматистскими эпистемологиями (теориями познания), сочетает в себе элементы теорий корреспонденции и когеренции.

В настоящее время назрела необходимость расширить традиционное, идущее от И.Канта и К.Поппера представление о форме знания как утвердительном высказывании с субъектно-предикатной структурой, с которым всегда может быть сопоставлена истинностная оценка. Уже Аристотель фактически признавал многообразие типов знания (эпистеме, докса, пистис, техне, эмпейриа и т.п.). Не только обыденное суждение, эмпирическое (опытное) протокольное предложение или научная теория, но и философская проблема, математическая аксиома, нравственная норма, художественный образ, религиозный символ имеют познавательное содержание. Все они характеризуют исторически конкретные формы человеческой деятельности, общения и сознания, связанные с адаптацией, ориентацией и самореализацией во внешнем и внутреннем мире. Поэтому полная дефиниция термина знания может строиться лишь по принципу «семейного сходства» (Л.Витгенштейн), как исчерпывающая типология знания, совмещающая разные принципы выделения типов.

Средневековые дискуссии об универсалиях и сферах компетенции науки и теологии поставили проблему опытного и вне-опытного знания. Она выступала в форме соотношения приобретенных и врожденных идей (Декарт), впечатлений и идей (Локк, Беркли), истин факта и истин разума (Лейбниц), области эмпирического (апостериорного) и трансцендентального (априорного) (Кант). Чувственная образность, зависимость от условий, частный, приблизительный характер опытного знания отличает его от умозрительности, абстрактности, точности, безусловной всеобщности внеопытного знания. Однако в настоящее время не представляется возможным обосновать существование абсолютно внеопытного знания – во всяком знании выявляются опытные элементы. При этом сам опыт перестает пониматься как нечто монолитное и однообразное (индивидуальный и коллективный, творческий и рутинный, практический и мысленный и т.п.), поэтому противоположность опытного и внеопытного знания рассматривается как относительная, связанная с взаимодействием разных контекстов опыта. Так, сложные логические структуры, выступающие для индивида в конкретной ситуации как априорные, являются для него же результатом постепенного развития его опыта логического мышления, а в конечном счете – плодом совокупного коллективного человеческого опыта. И напротив, простейший чувственный опыт (ощущения цвета, вкуса, запаха) обнаруживает по отношению к индивиду и группе элементы внеопытности, коль скоро в нем определяющую роль играют устойчивые, общепринятые вкусы, предубеждения, традиции.

Оппозиция практического и теоретического знания не совпадает с делением по критерию опытного содержания или происхождения. И теоретическому, и практическому знанию соответствует собственная сфера опыта, и их различие кроется, скорее, в формах функционирования знания. Так, практическое знание вплетено в деятельность и общение, слито с ними, направлено на их ситуационное обслуживание и обладает слабой рефлективностью. Оно не вырабатывает смыслы, которыми обладают предметы и способы деятельности, но транслирует их в данную практику из других контекстов опыта. В практической политике, к примеру, доминируют, помимо элементов научности, заимствованная из религии оппозиция сакрального и профанного, мифотворчество и магическая методика подмены терминов и ситуаций, психологическая и биологическая (организмическая) терминология. В производственной практике воспроизводятся как научно-технические знания, так и натурфилософские образы слитности человека и объекта, человека и орудия, отождествления природы с Богом, организмом, машиной.

Теоретическое знание (философия, теология, идеология, наука), напротив, ориентировано на выработку новых смыслов и внесение их в реальность. Оно в той или иной степени дистанцировано от объекта и содержит, скорее, схемы специфической деятельности (дискурса, исследования) и общения (диспута, диалога), обретающие форму понятий, законов, теорий в ходе их рефлексивной разработки. Практическое знание имеет, как правило, неявный, невербальный, ритуализированный характер (М.Полани), в то время как теоретическое знание предполагает явную текстуально-словесную форму. Оба эти типа знания содержат дескриптивные и нормативные компоненты, но только теоретическое знание предписывает законы самой природе (естествознание). Теоретическое и практическое знания могут содержать научные и вненаучные элементы, причем само понятие научного знания не исчерпывается какой-либо дефиницией в образе родовидового отличия, но формулируется исходя из его социологической принадлежности науке как социальной системе. Всякий тип знания может быть содержательно охарактеризован только как элемент целостного культурно-исторического комплекса (науки, техники, религии, мифа, магии). Поэтому исчерпывающая типология знания фактически совпадает с историей культуры. В самом общем виде знание можно определить как творческое, динамическое измерение сознания, коль скоро всякое сознание существует в форме знания. Знание выступает как объективная идеальная форма всякой деятельности и общения, как их возможная форма в том смысле, что оно представляет собой предпосылку расширения горизонта человеческого бытия. Знание есть не только преобразование опыта в сознание путем структуризации, обозначения его элементов, не только фиксация опыта в социальной памяти. Оно является способом трансформации знаковых систем, сознания, деятельности и общения, придания им новой формы, т.е. нового смысла и значения. Знание возникает как осмысление человеком контекстов своего опыта. В таком случае всякий тип знания выступает как смысл, вносимый в специфическую реальность (производственную практику, социальную регуляцию, ритуальный культ, языковый текст). Тем самым знание есть различение этих реальностей и контекстов опыта как возможных сфер реализации человеческих способностей. Способность знания служить расширению культурно-исторического контекста человеческого бытия есть основа для его оценки в терминах таких оппозиций, как точность-приблизительность, достоверность-вероятность, сущность-видимость, творчество-репродукция, истина-заблуждение. В отличие от задачи когнитивных наук, философский анализ знания связан прежде всего с пониманием его не как информации о внешней и независимой реальности, но, напротив, как элемента мира человека, говорящем о способности его вносить идеальный порядок и смысл в реальность, создавая тем самым предпосылки ее практической трансформации.

Литература:
1. Касавин И.Т. Познание в мире традиций. М., 1990, гл. 3–4;
2. Лекторский В.А. Субъект, объект, познание. М., 1980;
3. Полани М. Неявное знание. М., 1985;
4. Рассел Б. Человеческое познание, его сфера и границы. М., 1957;
5. Розов М.А. Теория социальных эстафет и проблемы анализа знания. – В кн.: Теория социальных эстафет. Новосибирск, 1997;
6. Теория познания (под ред. В.А.Лекторского и Т.И.Ойзермана), т. 1. М., 1993;
7. Швырев В.С. Теоретическое и эмпирическое в научном познании. М., 1978;
8. Ayer A. The Problem of Knowledge. L., 1956;
9. Bloor D. Knowledge and Social Imagery. L., 1976;
10. Chisholm R. Theory of Knowledge, Englewood Cliffs, 1977;
11. Sandkuhier H.J. Erkenntnis / Erkenntnistheorie. – В кн.: Europaische Enzyklopadie zu Philosophie und Wissenschaften. Bd. 1. Hamb., 1990, S. 772–904.

Автор:
И.Т.Касавин (1954) – специалист по теории познания, философии науки, современной немецкой и американской философии; д.ф.н. (1990), главный научный сотрудник сектора теории познания ИФ РАН (до 2000), проф. Ун-та Российской Академии Образования (2001), член-корреспондент РАН (с 2003). Автор свыше 350 научных трудов.

Источник:
http://iphras.ru/elib/1138.html
Новая философская энциклопедия (Институт философии РАН)


Наверх 

Фильм Александра Довженко «Иван» — дух строителей коммунизма 30-х годов

Поделитесь этой публикацией в соцсетях:

Фильм «Иван» снят в 1932 году на Украине. В центре сюжета молодой крестьянин Иван, который по призыву партии отправляется вместе с другими (теперь на селе работают машины и освободилось много рабочей силы) на стройку-гигант первой пятилетки — ДнепроГЭС. Когда он прибывает и поселяется на новом месте происходит одна из самых впечатляющих сцен фильма: Иван с изумлением наблюдает через окно своей комнаты масштабную стройку. Панорамная съемка движущейся камерой показывает масштаб и значительность сооружений. Тут нужно представить, каким это выглядит для простого крестьянина, который всю жизнь прожил на селе и никогда не видел ничего подобного. Но теперь он оказался вовлечен в строительство этого гиганта. А причастность к таким большим делам поднимает человека, создает нового человека. Но не сразу. Ивану для этого придется пройти определенный путь.
Он начинает свою работу с простой укладки рельсов. Однако, и эта работа оказывается совсем не такой простой. Другие рабочие предлагают отцу Ивана (вместе с которым он приехал на строительство) отправить сына подучиться, набраться квалификации. Но Иван так уверен в себе, что вызывает других на соцсоревнование. Один из работников делает Ивану замечание: «Много, но плохо. А если по твоей неопрятной работе пройдет бетонный поезд и завалится, и создаст на строительстве пробку, тогда что? <…> Это же только костыль, Ваня. А дальше? А выше? Завтра соревнуешься со мной.»
Когда соревнование начинается, в сюжет фильма вклинивается еще одна история. О том, как из-за несчастного случая на стройке погибает комсомолец. Мать этого комсомольца в горе и отчаянии бежит через всю стройку… Она врывается в кабинет начальника стройки и слышит его телефонный разговор. Он уже знает о смерти комсомольца. Можно представить, что подобный начальник нашего времени будет делать в подобном случае. Наверное, и пальцем не пошевелит. Но то было совсем другое время. Начальник стройки прямо кричит в трубку: «Замолчать! Убили лучшего юного ударника. Молчать! Не бетонная бадья! И не трос! И не поганый газ! Его убило недостаточное внимание к бадье, тросу, сигналу. Недостаточная проверка. Что? Что? Вы стали слишком добрый, мягкий. А в результате — смерть комсомольца. А в результате запятнана идея. Вот вам и доброта! Вот вам и свой парень! Слышите? Немедленно созвать бригаду комсомольцев для постоянной проверки механизмов на всех участках! Сегодня же, сейчас же!». После своего разговора начальник обращается к матери комсомольца: «Вам что, товарищ?». Мать, которая слышала весь телефонный  разговор, отвечает: «Ничего».
Действие фильма возвращается к соревнованию Ивана. Он проиграл. «Секретничество завели? На секретах выезжаете?! — Не секреты, а квалификация.» Во время небольшой беседы рабочих Иван заявляет, что поедет домой, «с таким ударничеством». Тут один старик говорит: «...Эх, я, бывало, товарищи, парубком как ударю, бывало... Танцевал с девчатами! Аж земля дрожит! Вот чтоб меня Господь побил!
— 810 тысяч киловатт! Говорят, Волга даст вдвое, а Ангара - вдесятеро. Десять Днепрельстанов ударной работы!
— говорит один из рабочих. —
— Так вот я же и говорю... как, бывало, ударю... с девчатами, аж земля...
— Да замолчите вы!»
— не выдерживает Иван и выбегает из комнаты. Старый большевик, друг отца Ивана с которым они встретились на этом строительстве, говорит: «Здорово разобрало... Человеком станет!»
Еще одна интересная сцена происходит в столовой, куда приходит Иван. В столовой сидит один, так сказать, начетчик (выучивший несколько марксистских слов) и жалуется на высокие цены: «Ужас! Ужас! Жах! Кушаем? Сало пятнадцать, масло шестнадцать. Шест-над-цать! У-у, парубки! Личность уничтожили! О! Понагнали деревенских, извините... Диалектический нонсенс. Нонсенс! Как бы это вам объяснить?
— А вы не популяризируйте, оно и так видно!
— говорит один из рабочих. —
— Ведь это... ведь... т-т-товарищи, диалектически ведь это же ужас! Ведь диалектически... ведь это же ужас!
— Правильно. Верно,
— подтверждает Иван. —
— Кто мы такие, я вас спрашиваю? Я — прораб. Ведь диалектически, товарищи, я же неповторимая личность! И вы, и вы... Неповторимая индивидуальность! Человека нет!» Тут другой рабочий не выдерживает и кричит: «Я тоже прораб. Человека нет? А я?! А я?! А они? При любой цене сала, масла, хлеба! — тут начетчик просто убегает. — Так, говоришь, правильно? — спрашивает рабочий у Ивана. — Деревенщина...»
После этого Иван решает поговорить с отцом на счет его обучения. Тут, кстати, ему тоже помогает правильно подобрать слова тот старый большевик, друг его отца. «— Я, отец, работать не умею. Тут, папа, не только сила. Тут иная хватка... школа тут! Вы промахнулись, отец!
— Я учителем был тебе в селе, а тут ты должен был бы меня учить. Это же ваше молодецкое дело. Вас же тысячи, да каких!»
Старый большевик договаривается, чтобы Ивана приняли в школу крановщиков: «Сегодня, Иван, ты выиграл самое главное!»
Перед финалом происходят еще несколько интересных сцен, которые хочется упомянуть. Идет собрание комсомольцев-рабочих, включено радио по которому передают перекличку всех больших строек страны. Тем временем тот самый начетчик из столовой и его жена слушают радио у себя в квартире. Жена его настоящая мещанка, требует от него включить заграничную музыку, не желая слушать перекличку ударных строек. Таким образом, в фильме задевается и тема мещанства, которое, кстати говоря, в будущем способствует краху советского общества, да и сегодня является не только не вылеченной социально-общественной болезнью, но и целой опухолью для страны.
Помимо этой темы задеты темы халтурного отношения к работе, квалификации (профессионализма), ответственности (можно даже сказать субъектности человека, ведь именно этого требовал начальник стройки от своих подчиненных после смерти комсомольца). Вот что было важно в то время. И важно это было постольку, поскольку являлось препятствием на пути к коммунизму. А если нет большой цели, то это и многое другое становится безразлично, как сейчас. Между прочим, на комсомольском собрании мать погибшего комсомольца говорит очень знаковые слова: «Погиб, словно в великом бою, мой единственный сын...
<...>
Вспоминаю, был он маленьким мальчиком. Хороший и потешный был. Все о книгах мечтал. А в работе — сила! Знаю я, все вы его любили, потому что когда упал он, затих весь мир... Слушайте, ребята, товарищи, ударники!
— Ударим! Ударим! Ударим!»
- отвечает ей собрание. Напомню, что красная т.е. коммунистическая метафизика (предельные основания коммунизма), как раз и является метафизикой войны (а война и предполагает бои или «великий бой», если это война метафизическая). Но разве именно это и не является основным лейтмотивом фильма?
Где-то в середине фильма идет вставка биографий реальных строителей ДнепроГЭС'а. Например такая биография: «Организатор штурмов за темпы, за 500.000, за плотину, за мосты, за шлюзы, за бетон, жестокий враг стихии и "объективных обстоятельств", бывший комиссар броневых частей - дорогой Николай Григорьевич Третьяков.» И завершается фильм сценой, в которой Иван входит лекционную аудиторию, чтобы учиться вместе с десятками других, жаждущих знаний, людей. Иван выиграл сражение с самим собой, стал тем самым новым человеком.
Скажут, что фильм слишком идеологизирован. Да, фильм идеологический... Но что это, в условиях, когда идеология способствует государственному строительству, способствует решению реальных проблем, т.е. помимо идеальных вопросов существования решает и грубые материальные? Идеология создающая новую материальную среду. Победа духа означает и победу материальную в т.ч. над реальным неблагополучием. А этот фильм — аутентичный отпечаток того времени, когда победил человеческий дух. Поэтому, будем работать, для того чтобы это свершилось вновь!

До встречи в СССР!

Наверх 

Что было с Прометеем после окончания трагедии Эсхила?

Привожу текст из книги Н. Куна "Легенды и мифы Древней Греции", который начинается после того момента, когда заканчивается изложение трагедии Эсхила:

"Протекли века, и снова поднял Зевс на свет из тьмы Прометея. Но страдания его не кончились; еще тяжелее стали они. Опять лежит он, распростертый на высокой скале, пригвожденный к ней, опутанный оковами. Жгут его тело палящие лучи солнца, проносятся над ним бури, его изможденное тело хлещут дожди и град, зимой же хлопьями падает снег на Прометея, и леденящий холод сковывает его члены. И этих мук мало! Каждый день громадный орел прилетает, шумя могучими крыльями, на скалу. Он садится на грудь Прометея и терзает ее острыми, как сталь, когтями. Орел рвет своим клювом печень титана. Потоками льется кровь и обагряет скалу; черными сгустками застывает кровь у подножия скалы; она разлагается на солнце и невыносимым смрадом заражает кругом воздух. Каждое утро прилетает орел и принимается за свою кровавую трапезу. За ночь заживают раны, и вновь вырастает печень, чтобы днем дать новую пищу орлу. Годы, века длятся эти муки. Истомился могучий титан Прометей, но не сломлен его гордый дух страданиями.

Титаны давно примирились с Зевсом и покорились ему. Они признали его власть, и Зевс освободил их из мрачного Тартара. Теперь они, громадные, могучие, пришли на край земли к скале, где лежал скованный Прометей. Они окружили его скалу и убеждают Прометея покориться Зевсу. Пришла и мать Прометея, Фемида, и молит сына смирить свой гордый дух и не противиться Зевсу. Она молит сына сжалиться над ней - ведь так невыносимо страдает она, видя муки сына. Сам Зевс забыл уже свой прежний гнев. Теперь держава его сильна, ничто не может поколебать ее, ничто не страшно ему. Да и правит он уже не как тиран, он охраняет государства, хранит законы. Он покровительствует людям и правде среди них. Только одно беспокоит еще громовержца - это та тайна, которую знает один Прометей. Зевс готов, если Прометей откроет ему роковую тайну, помиловать могучего титана. Уже близко время, когда кончатся муки Прометея. Уже родился и возмужал великий герой, которому суждено судьбой освободить от оков титана. Непреклонный Прометей по-прежнему хранит тайну, изнывая от мук, но и его начинают покидать силы.

Наконец, и великий герой, которому суждено освободить Прометея, во время своих странствований приходит сюда, на край земли. Герой этот - Геракл, сильнейший из людей, могучий, как бог. С ужасом смотрит он на мучения Прометея, и сострадание овладевает им. Титан рассказывает Гераклу о злой судьбе своей и пророчествует ему, какие еще великие подвиги предстоит ему совершить. Полный внимания, слушает титана Геракл. Но еще не весь ужас страданий Прометея видел Геракл. Вдали слышится шум могучих крыльев - это летит орел на свой кровавый пир. Он кружится высоко в небе над Прометеем, готовый спуститься к нему на грудь. Геракл не дал ему терзать Прометея. Он схватил свой лук, вынул из колчана смертоносную стрелу, призвал стреловержца Аполлона, чтобы верней направил он полет стрелы, и пустил ее. Громко зазвенела тетива лука, взвилась стрела, и пронзенный орел упал в бурное море у самого подножья скалы. Миг освобождения настал. Принесся с высокого Олимпа быстрый Гермес. С ласковой речью обратился он к могучему Прометею и обещал ему немедленно освобождение, если откроет он тайну, как избежать Зевсу злой судьбы. Согласился, наконец, могучий Прометей открыть Зевсу тайну и сказал:

- Пусть не вступает громовержец в брак с морской богиней Фетидой, так как богини судьбы, вещие мойры, вынули такой жребий Фетиде: кто бы ни был ее мужем, от него родится у нее сын, который будет могущественней отца. Пусть боги отдадут Фетиду в жены герою Пелею, и будет сын Фетиды и Пелея величайшим из смертных героев Греции.

Прометей открыл великую тайну, Геракл разбил своей тяжкой палицей его оковы и вырвал из груди его несокрушимое стальное острие, которым пригвожден был титан к скале. Встал титан, теперь он был свободен. Кончились его муки. Так исполнилось его предсказание, что смертный освободит его. Громкими, радостными кликами приветствовали титаны освобождение Прометея.

С тех пор носит Прометей на руке железное кольцо, в которое вставлен камень от той скалы, где терпел он столько веков невыразимые муки.

Вместо же Прометея в подземное царство душ умерших согласился сойти мудрый кентавр Хирон. Этим избавился он от страданий, которые причиняла ему неисцелимая рана, нанесенная ему нечаянно Гераклом."


Тут можно было бы отметить тот факт, что по прошествии многих веков остывает накал и все примиряются друг с другом: и титаны с Зевсом, и Зевс уже не так суров, как прежде, да и сам Прометей открывает тайну, которую так долго держал в секрете... А отметив это, сказать, что, возможно, напрасно Прометей добровольно подвергся мучениям. Однако, это не отменяет, а в еще большей степени вызывает восхищение подвигом Прометея, потому что он знал свою судьбу, был непоколебим и, если можно так выразиться, сохранил свою честь. Тем самым подтвердив свое отношение к людям, а значит, миф о Прометее поднял на новый, не виданный прежде в истории, уровень гуманизм, то есть любовь к человечеству.

А о том, чем миф о Прометее актуален сегодня, читайте в газете "Суть Времени": https://gazeta.eot.su/article/o-kommunizme-i-marksizme-24

Улица Демакова



IMG_2065.pngХочу рассказать о некоторых улицах г. Новосибирска, об их истории и о тех людях в честь которых они названы. Начну с ближайшей для меня улицы, по которой сам хожу практически каждый день. Это улица Демакова. Названа она в честь Александра Ивановича Демакова, Героя Советского Союза. Это высшее звание он получил посмертно, в 1982 году, за подвиг, совершенный им при исполнении долга в должности замполита роты на афганской войне.

Родился Демаков 6 августа 1960 г. в селе Верх-Ирмень Новосибирской области. Окончил 10 классов. Вступил в партию в 1980 г. В 1981 г. окончил Новосибирское высшее военно-политическое общевойсковое училище имени 60-летия Великого Октября (ныне - Новосибирское высшее военное командное училище). С 1981 года проходил службу в Афганистане.

21 апреля 1982 г. во время выполнения операции руководил боевой группой. Группа наткнулась на засаду душманов и приняла неравный бой. Жизни солдат оказались под серьезной угрозой и тогда Демаков приказал всем отступать, попросив оставить гранаты. Он задержал врагов и был тяжело ранен. В последний раз выйдя на связь он сказал: «Командир!.. Ранен четвёртый раз... Одна граната осталась. Передайте там, погибаю, как советский человек». После чего подорвал гранатой себя и окруживших его душманов.

Указом Президиума Верховного Совета Демакову присвоено звание Героя Советского Союза. Навечно зачислен в списки роты, где он учился. На улице, названной в его честь, установлен бюст героя.