Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Сталин-отец, Довженко и фильм «Аэроград»



Мне кажется, что все, что связано с небом, полетом — было для Довженко метафорой того, что происходило в молодой Советской России. Это видно не только по фильму Аэроград, но и по другим тоже. Что же касается именно этого фильма, то тут, на мой взгляд, небо символизирует не только победы советского государства и победы человеческого духа вообще, но еще и какую-то большую мечту. Мечту о новом человеке, о новом мире. Мечту и предвкушение того, каким фантастическим образом изменится мир под натиском воли могучих и сильных людей, которые могут потеснить и тайгу, и океан, чего никто и никогда до них не осмеливался сделать. Поэтому фильм «дышит» духом той эпохи — духом действительно сильных людей и огромных свершений и устремленности к мечте.
Collapse )

Поделитесь этой публикацией в соцсетях:

Федерико Феллини. «Дорога»



Посмотрел замечательный фильм итальянского режиссера Федерико Феллини «Дорога» (итал. La Strada). Фильм снимался в конце первого десятилетия после окончания второй мировой войны — в 1953–1954 гг., хотя сценарий был написан уже в 1949 году. Сюжет фильма рассказывает о жизни странствующего трюкача Зампано и его спутницы Джельсомины, за которою он заплатил ее матери, чтобы увезти с собой, и обучил ассистировать ему во время выступлений.
Collapse )

Поделитесь этой публикацией в соцсетях:

Взгляд Тарковского на войну



Недавно я писал заметку о фильме «28 панфиловцев»… Там я вкратце рассказал о фильме «Иваново детство» Андрея Тарковского, чтобы с позиций этого фильма лучше понять что представляют «28 панфиловцев». В этой заметке мне бы хотелось поделиться одним интересным, на мой взгляд, наблюдением о творчестве Тарковского. А именно, о том, как изменился его подход по отношению к войне.

Фильм «Иваново детство» — первый крупный фильм в творчестве режиссера. Его премьера состоялась в 1962 году. Фильм получил множество наград и положительных отзывов. Действительно, работа, как мне кажется, с художественной и культурной точки зрения — выдающаяся… Есть еще один фильм Тарковского о войне — «Жертвоприношение». Это, в отличии от первого, последний фильм в его творчестве. Получается некая симметричность творческого пути… Но это — два совершенно разных фильма.
Collapse )

Поделитесь этой публикацией в соцсетях:

«28 панфиловцев»: взгляд с другой стороны



Почему я дал этой заметке такое название? Потому что, посмотрев фильм и перечитав много разных отзывов, не нашел в них того, что сам хотел бы сказать по поводу этого фильма, те мысли которые возникли при просмотре. Поэтому и пишу заметку. Зачастую критика этого фильма сводится к тому, что в фильме имеется историческая и идеологическая неполнота, недосказанность. В нем не произносятся слова «Советский», и речь не идет о войне непримиримых идеологий — коммунизма и фашизма. Как правило, все заметки, что я прочитал, были об этом. Поэтому повторяться на этот счет не буду… Да и в принципе считаю, что нужно смотреть на фильм несколько с другой стороны.
Collapse )

Поделитесь этой публикацией в соцсетях:

«Неоновый фашизм» — окончание

Неоновый фашизм

Прочая архаика
В предыдущей части я обещал проанализировать то, что говорят создатели фильма «Неоновый демон» о своем детище. Но перед этим я хотел бы кратко обсудить еще пару моментов фильма. Таких как, например, каннибализм. Согласен, тема неприятная, но раз я взялся разбирать фильм, то придется коснуться и этого.

Первый раз нам показывают «странные наклонности» одной из моделей в эпизоде, когда проходит пробный кастинг. Сначала свою походку демонстрирует модель Сара. Главный модельер даже не смотрит в ее сторону. Затем приглашают пройтись Джесси. Краткий взгляд на нее и этот модельер уже очарован. После этого в уборной модель Сара рвет свои фотографии и глядя на свое отражение в большом зеркале, разбивает его. В уборную заходит Джесси, что-то говорит, затем они садятся на пол вместе. Сара говорит Джесси: «…Люди тебя видят, замечают. Знаешь, как тебе повезло? А я — призрак». Вот еще один символ смерти — призрак. «Каково это? Ты как будто входишь в комнату, а там разгар зимы, а ты солнце?» Т.е. все эти обитатели мира моды все знают про себя, про мир в котором живут. Даже используют интересные словосочетания для описания этого состояния — «разгар зимы».
Collapse )

Поделитесь этой публикацией в соцсетях:

«Неоновый фашизм» — часть 2

Неоновый фашизм

Перед тем, как продолжить обсуждение фильма «Неоновый демон» и связанное с ним состояние современного общества, отвечу на правомочный вопрос прочитавших только первую часть, а именно: причем тут фашизм? Могу обратить внимание на то, что я использовал для названия статьи сочетание слов «неоновый фашизм» неслучайно, не только заменив одно слово из названия фильма. Тут есть игра слов и имеется ввиду «нео» или «новый» фашизм. Общество, в котором технологии расчеловечивания соединенные с массовой культурой (такие как обсуждаемый фильм) используются как оружие для разрушения человека и общества, я и называю новым фашизмом XXI-го века. Сделав этот необходимый комментарий, возвращаюсь к статье и продолжаю обсуждать заявленную тему.
Collapse )

Поделитесь этой публикацией в соцсетях:

«Неоновый фашизм» — часть 1

Неоновый фашизм

Весной этого года состоялась премьера фильма «Неоновый демон» (на российских киноэкранах он появился летом). После просмотра одного только трейлера мне по большому счету уже все стало понятно: очередной удар расчеловечивания наносимый обществу при помощи такого мощного оружия, как современная массовая культура. Однако, прежде чем начать отвечать на этот вызов, пришлось дождаться, пока фильм появится в интернете и ознакомиться с ним полностью, чтобы никто не сказал, что сужу «по обложке». Просмотр фильма не только подтвердил первоначальные предположения о характере фильма, но и показал, что фильм еще более расчеловечивающий, чем можно было ожидать. Но дело не только в одном этом фильме, а в феномене. Фильм — только лишь маленькое отражение большого глобального процесса. Поэтому в этой статье я буду говорить о фильме и одновременно всматриваться через него в этот новый мировой процесс.
Collapse )

Поделитесь этой публикацией в соцсетях:

Фильм Александра Довженко «Иван» — дух строителей коммунизма 30-х годов

Поделитесь этой публикацией в соцсетях:

Фильм «Иван» снят в 1932 году на Украине. В центре сюжета молодой крестьянин Иван, который по призыву партии отправляется вместе с другими (теперь на селе работают машины и освободилось много рабочей силы) на стройку-гигант первой пятилетки — ДнепроГЭС. Когда он прибывает и поселяется на новом месте происходит одна из самых впечатляющих сцен фильма: Иван с изумлением наблюдает через окно своей комнаты масштабную стройку. Панорамная съемка движущейся камерой показывает масштаб и значительность сооружений. Тут нужно представить, каким это выглядит для простого крестьянина, который всю жизнь прожил на селе и никогда не видел ничего подобного. Но теперь он оказался вовлечен в строительство этого гиганта. А причастность к таким большим делам поднимает человека, создает нового человека. Но не сразу. Ивану для этого придется пройти определенный путь.
Он начинает свою работу с простой укладки рельсов. Однако, и эта работа оказывается совсем не такой простой. Другие рабочие предлагают отцу Ивана (вместе с которым он приехал на строительство) отправить сына подучиться, набраться квалификации. Но Иван так уверен в себе, что вызывает других на соцсоревнование. Один из работников делает Ивану замечание: «Много, но плохо. А если по твоей неопрятной работе пройдет бетонный поезд и завалится, и создаст на строительстве пробку, тогда что? <…> Это же только костыль, Ваня. А дальше? А выше? Завтра соревнуешься со мной.»
Когда соревнование начинается, в сюжет фильма вклинивается еще одна история. О том, как из-за несчастного случая на стройке погибает комсомолец. Мать этого комсомольца в горе и отчаянии бежит через всю стройку… Она врывается в кабинет начальника стройки и слышит его телефонный разговор. Он уже знает о смерти комсомольца. Можно представить, что подобный начальник нашего времени будет делать в подобном случае. Наверное, и пальцем не пошевелит. Но то было совсем другое время. Начальник стройки прямо кричит в трубку: «Замолчать! Убили лучшего юного ударника. Молчать! Не бетонная бадья! И не трос! И не поганый газ! Его убило недостаточное внимание к бадье, тросу, сигналу. Недостаточная проверка. Что? Что? Вы стали слишком добрый, мягкий. А в результате — смерть комсомольца. А в результате запятнана идея. Вот вам и доброта! Вот вам и свой парень! Слышите? Немедленно созвать бригаду комсомольцев для постоянной проверки механизмов на всех участках! Сегодня же, сейчас же!». После своего разговора начальник обращается к матери комсомольца: «Вам что, товарищ?». Мать, которая слышала весь телефонный  разговор, отвечает: «Ничего».
Действие фильма возвращается к соревнованию Ивана. Он проиграл. «Секретничество завели? На секретах выезжаете?! — Не секреты, а квалификация.» Во время небольшой беседы рабочих Иван заявляет, что поедет домой, «с таким ударничеством». Тут один старик говорит: «...Эх, я, бывало, товарищи, парубком как ударю, бывало... Танцевал с девчатами! Аж земля дрожит! Вот чтоб меня Господь побил!
— 810 тысяч киловатт! Говорят, Волга даст вдвое, а Ангара - вдесятеро. Десять Днепрельстанов ударной работы!
— говорит один из рабочих. —
— Так вот я же и говорю... как, бывало, ударю... с девчатами, аж земля...
— Да замолчите вы!»
— не выдерживает Иван и выбегает из комнаты. Старый большевик, друг отца Ивана с которым они встретились на этом строительстве, говорит: «Здорово разобрало... Человеком станет!»
Еще одна интересная сцена происходит в столовой, куда приходит Иван. В столовой сидит один, так сказать, начетчик (выучивший несколько марксистских слов) и жалуется на высокие цены: «Ужас! Ужас! Жах! Кушаем? Сало пятнадцать, масло шестнадцать. Шест-над-цать! У-у, парубки! Личность уничтожили! О! Понагнали деревенских, извините... Диалектический нонсенс. Нонсенс! Как бы это вам объяснить?
— А вы не популяризируйте, оно и так видно!
— говорит один из рабочих. —
— Ведь это... ведь... т-т-товарищи, диалектически ведь это же ужас! Ведь диалектически... ведь это же ужас!
— Правильно. Верно,
— подтверждает Иван. —
— Кто мы такие, я вас спрашиваю? Я — прораб. Ведь диалектически, товарищи, я же неповторимая личность! И вы, и вы... Неповторимая индивидуальность! Человека нет!» Тут другой рабочий не выдерживает и кричит: «Я тоже прораб. Человека нет? А я?! А я?! А они? При любой цене сала, масла, хлеба! — тут начетчик просто убегает. — Так, говоришь, правильно? — спрашивает рабочий у Ивана. — Деревенщина...»
После этого Иван решает поговорить с отцом на счет его обучения. Тут, кстати, ему тоже помогает правильно подобрать слова тот старый большевик, друг его отца. «— Я, отец, работать не умею. Тут, папа, не только сила. Тут иная хватка... школа тут! Вы промахнулись, отец!
— Я учителем был тебе в селе, а тут ты должен был бы меня учить. Это же ваше молодецкое дело. Вас же тысячи, да каких!»
Старый большевик договаривается, чтобы Ивана приняли в школу крановщиков: «Сегодня, Иван, ты выиграл самое главное!»
Перед финалом происходят еще несколько интересных сцен, которые хочется упомянуть. Идет собрание комсомольцев-рабочих, включено радио по которому передают перекличку всех больших строек страны. Тем временем тот самый начетчик из столовой и его жена слушают радио у себя в квартире. Жена его настоящая мещанка, требует от него включить заграничную музыку, не желая слушать перекличку ударных строек. Таким образом, в фильме задевается и тема мещанства, которое, кстати говоря, в будущем способствует краху советского общества, да и сегодня является не только не вылеченной социально-общественной болезнью, но и целой опухолью для страны.
Помимо этой темы задеты темы халтурного отношения к работе, квалификации (профессионализма), ответственности (можно даже сказать субъектности человека, ведь именно этого требовал начальник стройки от своих подчиненных после смерти комсомольца). Вот что было важно в то время. И важно это было постольку, поскольку являлось препятствием на пути к коммунизму. А если нет большой цели, то это и многое другое становится безразлично, как сейчас. Между прочим, на комсомольском собрании мать погибшего комсомольца говорит очень знаковые слова: «Погиб, словно в великом бою, мой единственный сын...
<...>
Вспоминаю, был он маленьким мальчиком. Хороший и потешный был. Все о книгах мечтал. А в работе — сила! Знаю я, все вы его любили, потому что когда упал он, затих весь мир... Слушайте, ребята, товарищи, ударники!
— Ударим! Ударим! Ударим!»
- отвечает ей собрание. Напомню, что красная т.е. коммунистическая метафизика (предельные основания коммунизма), как раз и является метафизикой войны (а война и предполагает бои или «великий бой», если это война метафизическая). Но разве именно это и не является основным лейтмотивом фильма?
Где-то в середине фильма идет вставка биографий реальных строителей ДнепроГЭС'а. Например такая биография: «Организатор штурмов за темпы, за 500.000, за плотину, за мосты, за шлюзы, за бетон, жестокий враг стихии и "объективных обстоятельств", бывший комиссар броневых частей - дорогой Николай Григорьевич Третьяков.» И завершается фильм сценой, в которой Иван входит лекционную аудиторию, чтобы учиться вместе с десятками других, жаждущих знаний, людей. Иван выиграл сражение с самим собой, стал тем самым новым человеком.
Скажут, что фильм слишком идеологизирован. Да, фильм идеологический... Но что это, в условиях, когда идеология способствует государственному строительству, способствует решению реальных проблем, т.е. помимо идеальных вопросов существования решает и грубые материальные? Идеология создающая новую материальную среду. Победа духа означает и победу материальную в т.ч. над реальным неблагополучием. А этот фильм — аутентичный отпечаток того времени, когда победил человеческий дух. Поэтому, будем работать, для того чтобы это свершилось вновь!

До встречи в СССР!

Наверх 

Фильм «Коянискаци»: критика современной западной цивилизации

Предлагаю вам посмотреть фильм «Коянискаци» 1975 года. Это фильм о нашем мире: о природе, технологиях, капитализме, западной цивилизации, а главное - о человеке и его месте в этом мире. Это довольно необычный фильм, по крайней мере я не могу сопоставить его с каким-либо другим фильмом. В нем нет слов, только сцены в музыкальном сопровождении. Нет подобранных актеров: актеры фильма - это простые люди, попавшие в объектив. А сюжет - повседневная жизнь. "Но что тогда в нем особенного?" - спросите вы. Особенным в нем является способ съемки и подачи материала, который создает совершенно особенную атмосферу. Атмосфера фильма заставляет взглянуть на жизнь со стороны, задуматься о ее содержании и смысле.

Довольна необычна и биография режиссера этого фильма - Годфри Реджио. Он родился в 1940 году. В возрасте 14-ти лет он примкнул к католическому ордену и следующие 14 лет своей жизни провел в монастыре. Во время монастырского затворничества сформировалось его мировоззрение и возникла идея снять фильм "в абсолютно новом стиле". После выхода в мир, в течении следующих 6 лет он воплощал эту идею в жизнь. Как мне кажется, ему это действительно удалось. Впрочем, я не хочу идеализировать все идеи этого фильма. Но несомненно, что фильм стоит посмотреть, потому что, когда он снимался, еще существовал СССР, а сейчас Россия тоже пытается идти западным путем. Так что посмотреть критически на нашу жизнь не будет лишним.

P.S. Расшифровка названия (слово на языке индейцев хопи) будет дана в конце фильма. Приятного и полезного просмотра!



О звездных войнах и не только или почему я не пойду в кино на этот фильм?


Недавно я перечитывал статью из газеты «Суть времени» под названием «регрессоры». Смысл ее, если говорить коротко, в том, что эти самые регрессоры занимаются тем, что избавляются от сложности. То есть опрощают всех и вся. Для них не существует чего-то по-настоящему глубокого, содержательного. Великая классика, по их мнению, - то же, что современные сериалы. Или блокбастеры.

Так вот, читая статью, у меня возник яркий пример такого опрощения – фильм звездные войны. Конечно, кроме него полно других фильмов, но учитывая некоторый ажиотаж вокруг выхода нового фильма этой серии, хотелось бы именно на нем и заострить внимание.

Поскольку статья писалась в газете давно и в качестве примера в ней рассматривалась фраза Латыниной о том, что мол «Илиада» – это блокбастер, я бы хотел опустить моменты на счет Латыниной и процитировать статью частично, в том, что касается именно блокбастеров. Хотя статья вышла в 2012 году, как мы понимаем, она не перестала быть хоть сколько-то менее актуальной, к сожалению. Но это повод еще и еще раз задуматься о том, какую пищу для ума мы выбираем.

«…Вот мы и подошли к загадке блокбастера. Блокбастер — это «Винни-Пух» для взрослого, в чем-то даже и преуспевшего инфантила. «Креативный класс» — это класс таких инфантилов.

<…>

Креатив и творчество — вещи принципиально разные. Творчество — это взрослость, сохранившая детскую открытость миру. И соединившая эту открытость с ошеломленностью глубиной и новизной миров, открывающихся покинувшему детство странствующему рыцарю.
Креатив — это болезненная детскость, не желающая никаких дорог и никаких странствий. Детскость обладателя iPad’а, бойко тыкающего в клавиши и радующегося способности продлить на всю жизнь игру в «бибики» и гномиков. Я не исключаю, что подобный креативщик может в чем-то преуспеть. Но твердо знаю одно. Кто бы ни создал мир — бог, дух истории или всеобщий инстинкт усложнения формы — целью не было и не может быть заселение этого мира идиотами-креативщиками.

Блокбастер — это кукла Барби для инфантила. Все прикольно, все удобно. Все сделано так, чтобы не надо было мучиться. Душа не должна трудиться, лицезрея блокбастеры. По экрану или книжным страницам бегают непритязательные образы — те же Вини Пухи и капитаны Сорвиголова, но адаптированные к нормам иного возраста.

Блокбастер — это форма идиотизации человечества. Это один из инструментов реализации проекта «Счастливое дитя», он же проект «Великий инквизитор». Под этот проект подгоняется очень многое. И ювенальная юстиция (поди еще создай такого массового инфантила), и глобализация (массовый креативный инфантил — это глобик), и виртуализация и — культурное ренегатство...

<…>

Все, вводимое в жизнь культурой, поначалу неудобно. И потому ренегаты, провозгласившие «Даешь удобную культуру!», — это враги культуры. «Ну и хорошо, что враги», — говорит Великий Инквизитор. Счастливым взрослым младенцам не нужна подлинная культура. Им нужна культура удобная, то бишь блокбастерная.

<…>

А сокрушившие Рим варвары? Они ведь не ОПРОЩАЛИСЬ на развалинах Рима, а впитывали в себя его потенциал, его культурную прану. Впитывая, соединяли высокую античность и высокую христианскую мысль.

Точно так же восходили пришедшие из низов большевики. Они яростно учились. Зачитывались Толстым, Горьким и Чеховым. Галерка МХАТа была забита теми, кого белогвардейское хомячье презрительно называло «кухаркиными детьми». Эти представители социальных низов, поднятые наверх революцией, по десять раз ходили на «Три сестры» и «Дни Турбиных». Яростно хлопали, шли по ночным улицам, споря по поводу того, как именно следует понимать увиденное. В итоге восходящий социальный поток создал полноценных строителей государства.

В 1917 году произошло великое чудо, достойное своего Гомера. И не получившее его. Разлагающиеся микенские (прошу прощения, имперские) элитарии сгноили Империю. А «кухаркины дети», подобные дорийцам и эолийцам гомеровской эпохи — империю воскресили, воссоздали. Но не сумели передать свой строительный ген детям и внукам. Почему? Не потому ли, что им тоже захотелось опрощения, то бишь удобной, как стул, блокбастерной культуры? Что ж, Стругацкие и Окуджава сбацали на блокбастерный манер. Да так, что страна обратилась в пыль. Вот что такое война культуры с блокбастерами.

Блокбастеризация великой культуры обращает в пыль государства. Вот о чем могли бы подумать властвующие постсоветские варвары. Подумав же — лихорадочно схватиться за подлинного Гомера, а также Толстого, Достоевского, Томаса Манна, Чехова и так далее. Вместо этого они опрощаются. И ждут, когда хомячки, вооруженные блокбастерным оружием, доберутся до них так же, как до Мубарака и Каддафи.

Завершая, могу сказать, что как бы ни был ужасен опрощающийся Монстр, его хоть в чем-то оправдывает очевидно варварская природа. Интеллигенцию же нашу — коллективную Латынину, так сказать — не оправдывает ничто. А значит, России нужна новая интеллигенция. Не в первый раз она ее создает, оказавшись на пепелище.»
Источник

Согласитесь, что фильм звездные войны никакого отношения к культуре не имеет. Более того, он отвлекает человека посмотревшего его от настоящих великих произведений. Но даже если человек и читает великие произведения и смотрит блокбастеры, то и произведения эти для него - те же блокбастеры. Потому что так удобнее, так не нужно мучиться по поводу вопросов бытия.

Как мы прекрасно знаем, западная элита воспитывает своих детей в классической, многовековой системе образования. Им преподают Илиаду и Одиссею. А большинство людей народов запада должны «хавать» всякие там блокбастеры и умиляться по поводу того, что псевдогерои спасают мир, в то время как настоящий мир гибнет под натиском регресса и опрощения. Это же предлагает и нам наша «элита», подключая наш водопровод к западной канализации. Для того чтобы поддерживать определенный уровень варварства и выкачивать ресурсы страны к себе в карманы и удовлетворять инстинкт власти. В этом смысле не стоит удивляться и тому, что минкульт спонсирует всякие развратные фильмы для подростков.

У нас один выбор: или бороться за сложность и осваивать наследие нашей великой и мировой культуры либо исчезнуть с лица земли. Вот в чем актуальность нынешней ситуации и, возможно, это даже более актуально чем война в Сирии и на Украине. Потому что если бы Украинский народ не был бы доведен до определенного состояния, то и планы бандеровцев бы никогда не состоялись и не было бы гражданской войны.